Нобелевская премия по литературе  2004

Эльфрида Елинек
(1946)
За музыкальные переливы голосов и отголосков в романах и пьесах, которые с экстраординарным лингвистическим усердием раскрывают абсурдность социальных клише и их порабощающей силы
Биография Библиография Библиотека Фотогалерея Нобелевская речь





Австрийская писательница Эльфрида Елинек родилась 20 октября 1946 г. в небольшом городке Мюрццушлаг в провинции Штирия в семье чешского еврея, химика по специальности и человека левых убеждений. Во время войны он работал химиком на большом военном предприятии, что дало возможность избежать преследований. Мать была родом из богатой венской семьи и когда семья перебралась в Вену, дочь отдали в монастырский детсад, а потом в монастырскую школу. Елинек еще в детстве заинтересовалась литературой, отец привил ей любовь к слову, к языковым играм, а музыка, которой она позже начала заниматься, еще больше углубила чувство слова.

Истинным потрясением для будущей писательницы стала смерть отца в 1968 г. в психлечебнице, ведь мать с детства была для нее домашним тираном: уверовав, что ее дочь гениальная, она сызмала водила ее на курсы танца и французского языка, а позже, в семь лет — на уроки игры на скрипке, органе и пианино. Такая материнская опека привела к тому, что Елинек в возрасте 19 лет в состоянии глубокой депрессии впервые попала в психбольницу. Потом она просто "убежала" в литературу.

Елинек – романист, драматург, киносценарист, поэтесса и переводчица, ее творческая жизнь поразительно насыщена. В семейной же наоборот — будучи замужней, уже десятилетие живет отдельно от мужа. Кстати, Елинек очень обижается, когда ее книги продают под лозунгом "женская проза".

Выпускница консерватории по классу органа, дипломант университета по специальности "История искусств", Елинек была активной участницей студенческих радикальных молодежных движений и в 1970 г. будто выплеснула впечатление от тех событий в романе "Мы приманка, детка!". Это был истинный поп-роман, который будто сканировал срез эпохи. Он пронизан иронией к окружающему миру, которого будто и нет — все заменило искусственно сконструированная среда рекламы, фильмов, всех средств индустрии потребления и наслаждений. Своеобразным продолжением этой тематики стал роман "Михаэль. Руководство для инфантилов" (1972). Именно в то время начали формироваться ее левацкие убеждения и в 1974 г. Елинек вступила в Австрийскую коммунистическую партию, покинув ее лишь в 1991 г., когда распалась коммунистическая система. Сама же Елинек часто называла свои произведения "театром авторского сознания" и совсем не обижалась, когда ее называли "сердитая австрийка". Действительно, с первых писательских попыток она выбирала "неудобные" темы и сюжеты и потом просто поставила себя так, будто для нее никакие табу не существуют. К тому же часто ее письмо отстраненное, холодное; Елинек может абсолютно без эмоций писать о вещах, которые просто ужасают, а именно изнасилование дочерью матери в "Пианистке", но мы не встретим даже отголоска авторского отношения к событию. Отстраненность полная...

Политическая, социальная несправедливость, наследство нацизма, жестокость в отношении к женщинам, детям, неприязнь к эмигрантам, выдуманный миф об экономическом чуде Австрии и об идиллической жизни в австрийской провинции и критика всего этого — такие ее темы. Но часто темы просачиваются одна в одную, как в романе "Любовницы" (1975), где на примере двух судеб молодых девушек с австрийского села показано, что со временем ничего не меняется: главное для девушек — удачный выбор мужчины. И когда одна делает "правильный выбор" - выходит за бизнесмена и "растет" в обществе, другая попадает под гнет мужа, который на жену проектирует отношение мира к себе как к неудачнику. Елинек — просто мастер изображать семейное насилие. Она четко прослеживает путь запретов для молодой жены, который выстраивает ее муж, анализирует ее психологическое состояние, когда приходится быть лишь с собой, отрезанной от всего мира и одновременно его, которому диктат над женой приносит наслаждение, возвышает его в собственных глазах, создает маленьким Нерончиком или Наполеончиком. Как писала после выхода произведения австрийская критика, роман стал пародией на сентиментальные романы о счастливой судьбе крестьян на фоне прекрасной австрийской природы. А то что он по-настоящему шокировал Австрию, излишне говорить.

Как тонко заметили некоторые критики, судьба романа "Пианистка" (1983), даже без экранизации, сложилась бы довольно успешно, ведь людям нужно искать простые ответы на сложные вопросы. Большинство человеческих несчастий объясняются просто — человек и мир не в гармонии, потому что есть отношения собственности и есть детские травмы, заложенные в юные годы, которые, затаенные, потом вырываются наружу и крушат человека.

Елинек редко дает интервью, но в одном из них рассказала о сложной ситуации в собственной семье, где мать присвоила себе личную жизнь дочери. В треугольнике персонажей "Пианистки" вершиной есть мать, которая просто истерзала своего мужа, который умер в психбольнице. Мать — ярко выраженная садистка, а Эрике в скором времени исполнится тридцать. По возрасту мать годится ей в бабушки, но контролирует каждый шаг своего ребенка, следя, чтобы никто из окружающего мира не мог заступить ее. Эрика преподает музыку в Венской консерватории и часто вечером ходит смотреть порнофильмы. Третья сторона треугольника — ее молодой ученик Вальтер Клеммер. Эрика ненавидит музыку, по-своему любит и ненавидит мать, которая сломала ей жизнь, потому что ничего у нее уже не будет "по-человечески": ее отношения с Вальтером — это набор садомазохистских ситуаций. Со времени выхода произведения и до сих пор обсуждается вопрос: моралистка ли Елинек, или совсем аморальное лицо, ее произведения порнография или нет. Как заметили некоторые критики, в этом произведении Елинек заменила психологию своих персонажей патологией, и в таких случаях психоанализ намного страшнее марксизма. Сразу после объявления о присуждении Нобелевской премии Елинек начали сравнивать с Дж. Кутзее, ведь оба жестоки до беспощадности, оба просто издеваются над своими героями и совсем не жалеют читателей. Различие лишь в том, что в произведениях Кутзее человек засматривается в бездну, а в Елинек — в свою болезнь. И потому кое-кто увидел не роман, а психоанализ с социологическими вставками, своеобразную исповедь клиентки с большим букетом душевных болезней своему психоаналитику. Елинек подает все нескрыто, и пациенту дается свобода сказать все. И здесь сексуальные фантазии бурно сублимируются в музыкальные и наоборот, искусство и физиология сливаются в каком-то непроизводительном половом акте. Бесконечно, с многочисленными вариациями со страниц книги льется полусознательная эротическая исповедь. Именно этот критик заметил, что страдание Эрики Кохут, многословное нагнетание мучений героини не стоит выеденного яйца. Довольно примитивно сконструировано, как высокая женская духовность Эрики растаптывается мужланом Вальтером, сегодняшней белокурой бестией. "Высокая духовность" Эрики проявилась в стриптиз-барах, а вот вписывание ученика в нынешние нацисты абсолютно безосновательно — он просто адекватно ответил на ее садомазохизм. Сама же Елинек объясняет, что "эта история — притча об Австрии и ее обществе, которая живет за счет славы своих больших композиторов, за счет прошлого, которое оплачивается втискиваниям индивидуальностей тысяч неизвестных учительниц музыки, пианисток". Без сомнения, здесь возникает и горькая пародийная ситуация, связанная с учением Фрейда: согласно его философии культура женщины не позволяет создавать гениальные художественные произведения, потому что она не имеет потребности в сублимации и не способная на нее. Это, разумеется, неправильно, однако несколько поколений женщин вынуждены были заплатить за унижения их творческих возможностей отказом от реализации своих творческих способностей.

Роман "Похоть" (1989) тоже стал шоком для читателей. В нем домашнее рабство раскрывается именно через сексуальные отношения. Директор фабрики избегает проституток (боится болезней) и дома принуждает жену быть партнером в изысканных извращениях. Именно Елинек созналась, что, хотя и желала написать порнографический роман, у нее не вышло, потому что порнография — мужское занятие, а женщина — лишь немой субъект.

"Алчность: развлекательный роман" (2000) — это сгусток потока сознания, где герой — уважаемый семьянин, он же — жандарм полиции, он же — любовник и маньяк-убийца, одновременно также и махинатор, лакомый к чужой недвижимости. Он не может остановиться — все ему мало, жадность съедает его душу — он может выманить у любовницы дом, другую — просто утопить в болоте. Сцены эротические — в стиле садомазохизма, где эротика переходит в гинекологию, преобладают в этом романе больше, чем в других ее произведениях.

Лучшим своим произведением Елинек считает роман "Дети мёртвых" (1995) — фантасмагорическое произведение об Австрии 1930-х лет. Она также драматург, признанный театральный автор: пьесы "Клара Ш" (1982), "Проезд открыт" (1986), "Облака. Дом" (1988), "Привал, или Этим все занимаются" (1994), "Спортивная пьеса" (1998), "Он как не он" (2000) шли чуть ли не во всех немецкоязычных театрах мира. В 1998 г. всемирный театральный фестиваль в Зальцбурге был полностью посвящен ее творчеству. В 2002 г. писательница удостоена звания "Драматург года". Э. Елинек – лауреат премии имени Г. Бёлля (1986), Бременской литературной премии (1996), премии имени Бюхнера (1998), Берлинской театральной премии (2002), чешской премии имени Ф. Кафки (2004). Нобелевскую премию 2004 г. Э. Елинек присуждено за все творчество, "за музыкальный вклад в романах и пьесах, которые с исключительной выразительностью описывают бессмысленность общественных стереотипов". Э. Елинек социофоб, поэтому на церемонию вручения премии не ездила.

Отдельный разговор — Елинек и Австрия, восприятие земляками награждения писательницы Нобелевской премией, большинство из которых писали, что премию ей дали за то, что "длинные годы творчества она смешивает Австрию с дерьмом".

Последнюю пьесу Елинек "Бэмбилэнд; Вавилон: два театральных текста" (2003) зрители освистали и покинули зал, потому что ее суть — антиамериканская. Не забудем также, что Нобелевский комитет — "антибушевский"...