Бернард Шоу | Нобелевская премия по литературе  1925 | Биография
Нобелевская премия по литературе  1925

Бернард Шоу
(1856-1950)
За творчество, отмеченное идеализмом и гуманизмом, за искрометную сатиру, которая часто сочетается с исключительной поэтической красотой
Биография Библиография Библиотека Фотогалерея





Бернард Шоу, как писатель и человек, представлял собой тот тип людей, которые способны извлечь максимум пользы из чего угодно — из поведения, внешности и даже из сплетен и толков о себе. Словом, это была личность уникальная и не только в литературном отношении.
Шоу восхищал, поражал, возбуждал неприязнь, шокировал. Он был склонен к иронии, включающей, разумеется, и самоиронию. Даже на фотографиях он выглядел как человек, явно бравирующий своей эксцентричностью. Но и те, кто отрицательно относился к драматургу, отдавали дань его остроумию, оригинальности, не упуская, правда, возможности отметить его хвастливость, позерство и откровенное стремление делать все наоборот.

Истоки "нестандартного" характера Шоу, вероятно, следует искать в его происхождении. Он родился 26 июля 1856 г. в главном городе Ирландии Дублине. Впоследствии в свойственной ему ироничной манере Шоу писал: "Я типичный ирландец, а мой род восходит к Шейгу, третьему сыну шекспировского Макдуфа. Отсюда мой драматургический талант".

Отец писателя был выходцем из почтенной буржуазной семьи. Среди его родственников были банкиры, чиновники и всякого рода дельцы. Джорджу Карру Шоу было уже за сорок, когда он женился на двадцатилетней Люсинде Элизабет Герли. Молодая миссис Шоу родила двух дочерей и сына Бернарда. Первые уроки воспитания Шоу получил от гувернантки и дяди священника, а в десять лет был отдан в школу. Учился он не очень прилежно, а затем и вовсе бросил учебу, начав в пятнадцатилетнем возрасте работать в должности мелкого клерка. Проработав пять лет конторщиком, Бернард понял, что эта карьера не для него, поскольку служба, как с юмором он отмечал позднее, "начала угрожать обеспеченностью". Так или иначе, но Шоу оставил работу и переехал в Лондон. Свое решение он с тем же юмором объяснял так: "Я не питал никакого особенного пристрастия ни к Лондону, ни к Англии. Если бы моим призванием была наука или музыка, я направился бы в Берлин или в Лейпциг. Живопись привела бы меня в Париж... Ради богословия я отправился бы в Рим, а за протестантской философией — в Веймар. Но так как моим орудием был английский язык, мне ничего не оставалось, как поехать в Лондон".
Оказавшись в столице Великобритании, Бернард занялся самообразованием. Свой выбор он остановил на музыке, поскольку и мать, и сестра, ставшая профессиональной оперной певицей, были людьми музыкально одаренными. По самоучителю он выучил ноты и стал играть на фортепиано, имея в виду в дальнейшем аккомпанирование певцам-любителям. Однако денег подобное занятие, как и сотрудничество с музыкальными изданиями, давало немного.

Шоу снова устроился на работу, на сей раз в телефонную компанию, но и эта служба была непродолжительной. Несостоявшийся чиновник окончательно убедился в том, что он "ни для какой честной профессии не подходит". В течение двух лет Шоу жил на средства матери, а затем, после неудачных попыток стать журналистом, решил попробовать свои силы в прозе. За пять лет им было написано пять романов, которые отказались публиковать шестьдесят издательств. Позже некоторые из этих произведений все же были опубликованы, правда, без выплаты авторского вознаграждения. Романы не принесли Шоу ни денег, ни славы в силу того обстоятельства, что в них пропагандировались социалистические идеи, не очень-то популярные среди английской интеллигенции.

Последним романом под названием "Неуживчивый социалист" закончились попытки Шоу утвердиться в литературе в качестве прозаика. Молодой писатель решил сменить жанр. Он устроился концертным рецензентом в газете "Стар", став, таким образом, музыкальным критиком. За семь лет Шоу написал множество статей, составивших позже трехтомник "Музыка в Лондоне. 1890—1894 гг.".
В тридцатилетнем возрасте Шоу увлекся политикой и принял активное участие в деятельности Фабианского общества, организации, из которой впоследствии возникла лейбористская партия Англии. Со временем он стал одним из лучших ораторов Англии и блестящим полемистом. Но, как позже оценивал Шоу свою политическую и литературную деятельность, "пропаганда каждому по плечу, а мои пьесы не мог написать никто другой".

Первая пьеса "Дома вдовца" была поставлена в театре, когда Шоу исполнилось 36 лет, последнюю он написал за полгода до смерти, в 93 года. А всего драматургом создано 56 пьес.

В своих пьесах Шоу ориентировался на почитаемого им норвежского драматурга Генрика Ибсена, увидев в нем драматурга-новатора. Пьесы великого норвежца воспроизводили не только определенные ситуации и реалистические образы, их персонажи обсуждали и важные жизненные проблемы. Кроме того, Ибсен вводил в свои драмы дискуссии, что было новшеством в драматургическом творчестве. Подобный прием станет затем основным и для Шоу.

Премьера пьесы "Дома вдовца" состоялась в Независимом театре 9 декабря 1902 г. Особого успеха она не имела, зато был определенный "шум": газеты добрых две недели обсуждали премьеру спектакля. Такое отношение критиков и публики весьма понравилось начинающему драматургу и он принялся сочинять пьесы одну за другой.

Первое признание пришло к Шоу из-за рубежа. Большую роль в этом сыграл венский журналист Зигфрид Требитч, который перевел пьесы Шоу на немецкий язык. Благодаря ему, в Вене поставили "Ученик дьявола", а в Берлине — "Оружие и человек". После этого пьесы Шоу приобретают популярность на всем европейском континенте и в США.

Шоу привлекал внимание публики не только как талантливый драматург, но и как неординарная личность. Люди, знавшие его близко, утверждали, что общаться с ним было необычайно легко и приятно. Его острый ум и слегка ироничный тон в беседе ценили и друзья, и почитатели, и поклонницы. В 1892 г. у Шоу завязалась длительная переписка со знаменитой английской актрисой Эллен Терри. После ее смерти в 1928 г. переписка была издана. В предисловии к ней Шоу писал: "Эллен Терри и я в 90-е годы обменялись примерно 250 письмами. Какая-нибудь старомодная гувернантка сказала бы, что многие из них представляют собой страстные любовные послания. Однако хотя от моего до ее дома можно было доехать на извозчике за шиллинг, мы никогда не встречались лично; единственный раз я прикоснулся к ней после премьеры "Обращения капитана Брасбаунда", когда я поцеловал ей руку. На мой вкус, ухаживания на бумаге — самое приятное из видов ухаживаний, потому оно может длиться без конца".

Со своей будущей женой Шарлоттой Пейн-Таузенд Шоу познакомился благодаря своим друзьям. Вскоре после свадьбы супруги приобрели небольшой участок с домом в глухой деревушке Эйот-Сент-Лоренс, и здесь Шоу прожил вторую половину своей жизни. Когда у Шоу однажды поинтересовались, почему он выбрал именно этот ничем не примечательный уголок Англии, он повел спрашивающего на кладбище, показал надгробный камень, на котором было выбито: "Джейн Эверсли. Родилась в 1815 г. Умерла в 1895 г. Ее жизнь была коротка", и сказал: "Если о женщине, прожившей здесь восемьдесят лет, можно сказать, что ее жизнь коротка, то этот климат как раз то, что мне нужно".
Брак Шоу оказался счастливым, основанным на прочной дружбе и взаимопонимании. Шарлотта создала Бернарду уют, заботилась о всех его делах. Супруги любили путешествовать, совершили несколько больших заграничных поездок. Заботливый и внимательный Шоу самоотверженно ухаживал за женой, когда она в преклонном возрасте тяжело заболела. Миссис Шоу скончалась в Лондоне в 1904 г.
Их семейная идиллия была нарушена лишь однажды, когда Шоу увлекся красавицей актрисой мисс Патрик Кэмпбелл. В разгар этого романа Шоу исполнилось пятьдесят семь лет. Интерес Шоу к Патрик Кэмпбелл имел не только романтический характер. Специально для нее он написал роль Элизы в своей, пожалуй, самой знаменитой пьесе "Пигмалион". Недолгое, но бурное увлечение Шоу в конце сменилось прочной дружбой.

В 1925 г. шведская Академия присудила Бернарду Шоу Нобелевскую премию по литературе. Но Шоу не был бы самим собой, если бы не пошутил и по этому, казалось бы, очень серьезному поводу: "Очевидно, премию мне присудили в благодарность за то, что я облегчил в 1925 г. положение всего мира, ничего не опубликовав в этот год". Он поблагодарил за честь, но отказался от денег, заявив, что деньги, полагающиеся лауреату, — это "спасательный круг, брошенный пловцу, который уже благополучно добрался до берега".

Несмотря на мировое признание, Шоу не всегда понимали, в том числе и некоторые из его друзей. Особенно это непонимание проявлялось среди людей, примыкавших к определенным политическим, общественным и религиозным течениям. Марксисты критиковали Шоу как буржуазного писателя; буржуазные критики обвиняли его в слепой приверженности социализму; материалистам он не нравился своим идеализмом, идеалистам — материализмом. Он не устраивал католиков, но его не принимали в свои ряды и протестанты.
Шоу редко придавал значение подобным обвинениям. До конца своих дней он придерживался собственных принципов в писательском деле, в чем сам и признавался: "Всегда надо преувеличить вашу идею до такой степени, чтобы заставить людей подскочить и прислушаться, а также напугать их так, чтобы они начали действовать. Я всегда сознательно поступаю так".

10 сентября 1950 г. Шоу, любивший работать в саду, подстригал кусты. Работая, он поскользнулся и при падении сломал бедро. Его немедленно отвезли в больницу. Он мужественно перенес две операции и 4 октября вернулся домой. Однако в результате падения у Шоу обострилась болезнь печени, и 2 ноября 1950 г. в возрасте 94 лет Бернард Шоу скончался. По завещанию Шоу, тело его было кремировано, а пепел развеян в саду.


Zeropark
zeropark
trafficmarket.pro