Эгаш Муниш | Нобелевская премия по медицине  1949 | Биография
Нобелевская премия по медицине  1949

Эгаш Муниш
(1874-1955)
За открытие терапевтического воздействия лейкотомии при некоторых психических заболеваниях
Биография





Португальский невропатолог и нейрохирург Эгаш Муниш, настоящее имя Антонину Каэтану ди Абреу Фрейри, родился в семье Фернанду ди Пина Резенди Абреу и его жены Марии ду Розарио ди Алмейда-и-Суза в поместье Аванка, которым род Абреу владел в течение пятисот лет. Первым учителем мальчика был его дядя, аббат, который дал ему начальное образование. В 1891 г. М. поступил в Коимбрский университет, став членом замкнутого сообщества будущих ученых, наслаждавшихся жестко регламентированным неспешным ходом студенческой жизни, мало изменившейся со времен средневековья. Там под псевдонимом Эгаш Мониш, взятым в память о португальском патриоте XII столетия, он писал политические памфлеты в поддержку либералов-республиканцев, борющихся за свержение португальской монархии. Вскоре он отказался от попыток скрыть свое настоящее имя, но, несмотря на это, на протяжении всей дальнейшей карьеры оставался известен как Мониш.

Поначалу М. затруднялся сделать выбор между математикой и медициной, однако в итоге остановился на последней и в 1899 г. получил медицинскую степень, защитив диссертацию о дифтерии. В этом же году он перенес первый приступ подагры, заболевания, протекающего с симптомами артрита, которое в конце концов изуродовало ему руки. В течение двух лет он изучал неврологию в Бордо и Париже, а в 1902 г. написал монографию о патофизиологических аспектах сексуальной активности. В том же году М. принял предложение стать сотрудником медицинского факультета Коимбрского университета. Тогда же он женился на Эльвире ди Маседу Диаш. У супругов не было детей.

Параллельно с научной М. активно занимался общественной деятельностью. Первое десятилетие XX в. было насыщено бурными событиями в политической жизни Португалии. В 1901 г. была свергнута монархия, а в 1911 г. – провозглашена республика. В этом же году М. был назначен профессором только что открывшегося отделения неврологии в Лиссабонском университете, где проработал вплоть до ухода на пенсию в 1945 г. Как ведущий либеральный деятель, М. отдавал много сил политическому переустройству общества. С 1903 по 1917 г. он был депутатом португальского парламента, затем был назначен послом в Испании, а в конце 1917 г. – министром иностранных дел. Как представитель Португалии на мирной конференции, подведшей итог первой мировой войны, М. подписывал Версальский договор. В 1917 г. он опубликовал также книгу «Военная неврология» («A neurologia na guerra»), в которой обобщил данные о ранениях головы во время войны. Когда в 1922 г. к власти пришли консерваторы, М. отошел от политики.

Подобно многим невропатологам, М. испытывал недостаток в методах, которые сделали бы возможным прижизненное изучение головного мозга человека. Открытие Вильгельма Рентгена позволило делать снимки костей и внутренних органов, отмечая различную их плотность и устанавливая диагноз некоторых заболеваний, но в неврологию рентгеновские лучи не внесли ничего нового. Т.к. ткани головного мозга обладают одинаковой плотностью, рентгеновские лучи обычно не могут выявить отдельные мозговые структуры. В 1927 г. М. разработал метод церебральной ангиографии, в котором использовались рентгеновские лучи и рентгеноконтрастный йод, делающий кровеносные сосуды мозга четко различимыми на фоне окружающих тканей. Ангиография, принесшая М. славу ведущего невропатолога, остается наиболее распространенным методом диагностики таких нарушений головного мозга, как опухоли, кровоизлияния и травмы.

Начиная с первого десятилетия XX столетия психиатры вслед за теориями Зигмунда Фрейда и других ученых считали умственные и эмоциональные расстройства психическими болезнями и пытались лечить их, исследуя внутренний мир больного с помощью различных методов психоанализа. Однако в 20...30-х гг. некоторые невропатологи стали рассматривать психические расстройства как проявления заболевания головного мозга и занялись поисками физических способов лечения психических болезней. В 1935 г. М. посетил Международную неврологическую конференцию в Лондоне, где американские нейрофизиологи Джон Фултон и Карлайл Джейкобсен представили результаты своих исследований, включавшие удаление большей части префронтальной доли мозга (части головного мозга, находящейся непосредственно за лобной костью) у двух низших обезьян. Прооперированные животные больше не проявляли беспокойства там, где они обычно делали это в ходе экспериментов с ними. Хотя после радикальной операции они почти утратили сообразительность и способность к решению поставленных перед ними задач, они не были подвержены беспокойству и тревоге. Результаты этих экспериментов подсказали М., что некоторым психическим больным можно также облегчить их страдания, если отделить префронтальные доли от остальной части головного мозга. Эта процедура была в особенности показана больным, госпитализированным по поводу тяжелого беспокойного состояния, или тем, агрессивность которых делала их социально опасными.

Прежнее соматическое (физическими методами) лечение психических расстройств было разнообразным, но безуспешным; при этом врачи нередко прибегали к крайностям. Гидротерапия, лечение сном, повышением температуры (пиротерапия), кислородом, искусственная гипотермия, применение мышьяка, удаление эндокринных желез, зубов, миндалин или других органов – вот лишь несколько примеров этих методов. Неудачи стимулировали исследования. Психотерапия, все еще находившаяся в младенческом состоянии, требовала много времени и денег. Поэтому семьи, где были душевнобольные, истощив свои финансовые и физические возможности, нередко отдавали своих страдающих недугом родственников в государственные психиатрические лечебницы. Больные оставались в них на долгие годы, и многие попавшие туда молодыми людьми проводили всю жизнь на положении заключенных. Крупные государственные больницы из-за недостатка средств часто бывали переполнены и испытывали острую нехватку медицинского персонала. Сеансы шоковой терапии, производимые либо посредством раздражения определенных участков головного мозга электрическим током, либо внутривенным введением высоких доз инсулина, редко излечивали госпитализированных больных, но делали их послушными и легкоуправляемыми. В этой ситуации радикальное хирургическое вмешательство, предложенное М., казалось, вселяло надежду.

Из-за подагры М. не мог сам выполнять операцию, поэтому первое хирургическое вмешательство было осуществлено в 1936 г. под его руководством профессором нейрохирургии Алмейдой Лима. М. назвал операцию лейкотомией (от греческого слова «белый»): сами префронтальные доли не повреждались, перерезалось лишь белое вещество нейрональных связей – волокна, соединяющие эти доли с другими частями мозга. (Ныне операция известна под названием «лоботомия».) В послеоперационном периоде семь из первых двадцати больных, перенесших лоботомию, были признаны выздоровевшими, у восьми состояние улучшилось и у пяти осталось прежним. Операция, казалось, помогала также и больным, страдавшим от некупируемой боли. Любопытным было то, что сама боль не исчезала, но пациент становился абсолютно нечувствительным к ней. М. опубликовал свои результаты в 1936 г. и в следующем году представил их перед Медицинским физиологическим обществом в Париже.

В Португалии лоботомия так и не вошла в общепринятую врачебную практику. М. и его сотрудники выполнили в общей сложности не более 100 операций, прежде чем правительство наложило запрет на их проведение. Лоботомия имела как сторонников, так и критиков, среди которых было немало психиатров, предпочитавших лечить психические болезни менее кардинальными способами.

После второй мировой войны лоботомия стала применяться в более широких масштабах. Этому в большой степени способствовали усилия американского невропатолога Уолтера Фримена, разработавшего несколько вариантов оригинальной операции. Хотя большинство больных, перенесших лоботомию, не излечивалось окончательно, многие теперь могли вести полусамостоятельный образ жизни, не подвергаясь госпитализации.

Почти в конце жизни М. был удостоен Нобелевской премии по физиологии и медицине 1949 г. «за открытие терапевтического воздействия лейкотомии при некоторых психических заболеваниях»; он был награжден совместно с Вальтером Р. Хессом, который использовал точные хирургические и электрофизиологические методы для изучения функций гипоталамуса. М. не смог присутствовать на церемонии награждения. В своей приветственной речи Герберт Оливекрона из Каролинского института отметил «огромные субъективные страдания и инвалидизацию» как характерную черту тяжелых психических болезней. «Если вспомнить, что другие методы лечения не приносили результатов или оканчивались рецидивами заболевания, – продолжал он, – можно легко понять, какое большое значение имело открытие М. для психиатрии».

Несмотря на растущие протесты со стороны психологов, психиатров и невропатологов, число произведенных лоботомий быстро множилось. Преувеличенные сообщения в прессе, опубликованные зачастую с ведома Фримена и его коллег, способствовали все более широкому применению хирургической операции, которая после присуждения Нобелевской премии получила широкое распространение. Между 1949 и 1952 гг. в Соединенных Штатах ежегодно выполнялось около 5 тыс. лоботомий. Эта цифра, однако, заметно снизилась к 1960 г., когда стало ясно, что после операции остается много людей с поврежденным мозгом. Использование новых психотропных препаратов стало простой и недорогой альтернативой лоботомий, и процедура, возникшая как средство спасения в безнадежной ситуации, потеряла свою былую привлекательность.

М. был честолюбивым человеком, последним отпрыском старинного и знатного рода португальских аристократов. По некоторым описаниям, он был тщеславен и хотел попасть в историю, сумев достичь этого с помощью разработанной почти в 60-летнем возрасте радикальной операции. Другие говорили о нем как о скромном человеке, всю жизнь страдавшем от нестерпимой боли, которую причиняла ему подагра. Один из биографов высказал предположение, что руки М. были изуродованы из-за использования рентгеноконтрастного вещества во время разработки метода церебральной ангиографии. В 1945 г. М. вышел на пенсию, удалившись в свое родовое имение в Аванке. Спустя 10 лет он умер в возрасте 81 года. Человек широких интересов, М. написал несколько биографических трудов, а также книгу по истории игры в карты. Кроме того, он увлекался скульптурой и живописью. М. был членом Королевской академии наук в Лисабоне и Американского общества неврологов, почетным членом Королевского общества медицины в Лондоне. Помимо Нобелевской премии, он был удостоен почетных степеней Бордоского, Тулузского и Лионского университетов.


Лента уплотнительная клеящаяся
Лента выпускник из атласа, любые цвета, объемная надпись
rdv27.ru